Kira Borodulina

Сайт автора

Небесный фотограф

Снимки неба – до сих пор явление удивительное. Немногие смотрят туда чаще, чем под ноги. Такие взгляды характеризуют человека творческого, не от мира сего. Но когда узнаешь, что этот человек еще и слабовидящий, возникает много вопросов. Вот и решила я побеседовать с «небесным фотографом» под ником Кир Дык.

— Первый вопрос позволю себе не про фотографию, а именно про ник. Почему такая милая девушка так себя именует?

— Ник появился сам собой, когда в далеком прошлом я регистрировалась в контакте и форма имя-фамилия вогнала меня в ступор. Как интернетчик со стажем, я не привыкла «светиться». Задумалась, как заполнить графу, а трафик был повременный. Вот и набрала первое, что в голову пришло. Так и осталось.
* теперь эта страница удалена (прим.авт.)

— Не мешает при поиске клиентов?

— Пока я их не ищу, все клиенты – мои друзья. А если надумаю искать, то, конечно, под настоящим именем!

— Кир, почему небо? Это попытка выделиться среди фотографов или нечто большее?

— Я вовсе не помышляла о карьере фотографа, когда начала фотографировать небо. Первые снимки сделаны на камеру в мобильнике и далеки от идеальных. Но как только у меня появился телефон с камерой, я стала больше смотреть в небо. Еще в детстве папа сказал: есть художники-маринисты, которые рисуют море. А почему никто не рисует небо? Ведь оно невероятно красиво и переменчиво. Наверное, именно из-за переменчивости и не рисуют – сложно ухватить момент. Но с фотоаппаратом жить стало проще.

— Расскажите, как вы увлеклись фотографией? Это связано с любовью к небу?

nebesny_fotograf

— Нет, увы, не связано. Небесный бум прошел и, собрав огромную мобильную и мыльничную коллекцию снимков, я затосковала. Или это возраст… стала реже смотреть на небо (вздыхает). Фотографией я увлеклась, чтобы научиться видеть. Как у всякого невизуала у меня с этим проблемы. Раньше мне казалось, что я достаточно наблюдательна и это компенсирует недостаток зрения. Но захотелось научиться ценить то немногое, что у меня есть.

— Почему в таком случае не живопись?

— Создавать что-то самой сложнее, чем запечатлеть. У меня монокулярное зрение, то есть я вижу в 2д, как камера. Понятия о дистанции, пропорции, объеме и симметрии у меня почти нет. Срисовать что-то для меня настоящая проблема. Даже нанести точки на контурную карту.

— Насколько мне известно, вы самостоятельно осваивали иностранные языки и богословские дисциплины. А фотографировать решили учиться под руководством наставника. Почему?

— Во-первых, люди меняются. Раньше мне нравилось учиться самой, одной, бесплатно и чтоб никуда не ходить (смеется). А теперь мне хочется общаться, куда-то ездить, плюхнуться после работы и, сложив ручки, сказать: учите меня! И платить – тоже не проблема. Втора причина – у меня тогда не было интернета, и читать после дневной нагрузки на глаза уже не хотелось. Третья причина, из-за которой, наверное, большинство людей посещаются курсы – расширение кругозора. Другие участники группы могут задать такие вопросы, которые тебе в голову не пришли бы. Или поделиться своим опытом. Нужна обратная связь. В случае с фотографией это и возможность поработать в студии, чего лишены практически все самоучки.

— И как вам работалось в студии?

— У нас было четыре студийных сэта с профессиональными моделями. Студия очень далеко, добиралась я час. Теперь ужасно скучаю по студийной съемке. Начинала я как пейзажист и будучи не слишком общительной, даже не представляла себе работы с людьми. Но фотоаппарат сближает! (смеется). Творческая атмосфера, классные объективы, красивые девчонки, которым не надо говорить, как сеть и куда смотреть. Да и как работать со светом понимаешь именно в студии.

— После курсов вы устраивали портретные съемки?

— Конечно, для друзей. Но зачастую было сплошное разочарование. Родной объектив, который остался у меня, не мог дать того качества, к которому успела привыкнуть. Да и красавцев из обычных людей мне сделать не удалось. Тогда понимаешь, чем профессиональная модель отличается от непрофессиональной. Почти все перед объективом зажимаются. Обработка в фотошопе меня буквально ослепила, но оторваться я не могла! Сложная и интересная программа, непочатый край работы.

— В каких еще видах съемки вы себя пробовали?

— В концертных. Но и в этом не приспела. Пять-шесть удачных кадров. Остальное либо размыто, либо темно. С небесами и пейзажами действительно было проще.

— Кир, фото небес так и остались в неважном качестве и это вряд ли можно изменить. Планируете ли вы вернуться к небесной съемке уже с профессиональной техникой?

— Разумеется. Но это не попытка выделиться. Сейчас все помешаны на селфи, небеса по-прежнему вдохновляют немногих.

— С какими трудностями вы столкнулись при обучении фотографии?

— Практически не столкнулась! Мой наставник так и не понял, насколько плохо я вижу и узнал об этом уже после курса. Сказал, что заработать этим в наше обильное на фотографов время в принципе сложно, если только найти свою фишку, свою уникальность развить и суметь показать. Отчасти именно мой угол зрения или его нехватка и стали этой фишкой. Позже я смотрела работы девочек, с которыми вместе училась и не могу сказать, что мои чем-то хуже. Сложности бывают и по ходу съемки: если модель далеко, я не вижу, смотрит она на меня или нет, видоискатель сильно уменьшает, а через экран я вообще не люблю снимать – вижу как в зеркале только свое сосредоточенное лицо. Но в современных аппаратах все для человека: автофокус, непрерывная съемка… пользуюсь этим, конечно.

— Как развивались дальше самостоятельно?

— Смотрела обучающие фильмы, фоткала все, что под руку попадалось! Фильмы эти сделаны в начале девяностых и зачастую рассказывают о такой технике, которая современному фотографу больше не нужна. Например, я не видела, чтобы ребята пользовались экспонометрами или картами оттенков серого. Нам легче жить, но сколько же информации эти ребята из прошлого держали в голове! Смотришь и восхищаешься!

nebo

— Вы участвуете в конкурсах на фотосайтах, планируете организовывать выставки?

— Об этом еще рано говорить. Слепой фотограф – в принципе смешно. И многие недоумевали, куда меня несет, справлюсь ли я. Но я не хочу ставить на себе крест только потому, что плохо вижу. Визуальная сторона восприятия до сих пор от меня ускользала, и фотография помогла немного восполнить этот пробел. По крайней мере, теперь я отличаю фотки сделанные на мыльницы от зеркальных. И даже цветопередачу некоторых камер уже запомнила, отличу «Кэнон» от «Сони». Еще год назад подобного и предположить не могла! Что до фотосайтов, то их великое множество и практически все там – шедевры. Мне пока рано туда лезть. И аппаратура не та и портфолио небогатое.

— Есть ли у вас любимые фотографы?

— Разумеется! Их много и разные. Анни Бертрам и Анна Гедес, Илья Гарбузов и Денис Кипкаев – этих я знаю лично и многому у них учусь. Антон Петрусь, конечно – харизма! Смотрю многих, но далеко не всех помню, да и под инками в основном…

— Кир, спасибо за интересную беседу, удачи вам и творческих успехов!

— Спасибо вам!

Related posts:

Архивы

  1. Странное интервью... хотелось бы посмотреть портфолио такого фотографа.

    1. София, это в некотором роде разговор с собой) Хотелось написать что-то, что дается трудно — интервью, например.А портфолио живет здесь: kirdyck.livejournal.com/t...0%BE%D1%82%D0%BE

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://borodulinakira.ru © 2017 Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных.