Kira Borodulina

Сайт автора

Один взгляд назад

Неформальный отчет о концерте Константина Никольского.

Увы, прошли времена, когда поход на концерт был волнующим событием. Всего полжизни назад готовились к нему за несколько месяцев, и все в этом дне имело значение – от одежды до компании. Теперь же… собственно и рассказывать не о чем. Иду одна после работы. Честно пыталась найти спутников, но не вышло – мои прогрессивно мыслящие друзья либо слишком заняты, либо еще не причисляют себя к старпёристой публике.
Оказывается, пятого октября – день учителя, а я и забыла! Поздравил папа, который много лет работал в сфере образования. Вот почему меня так на этот концерт влекло – праздника хотелось на подсознательном уровне. Хотя, строго говоря, я не учитель, а преподдаватель.
С билетом тянула до последнего – лень не пускала сходить за ним, да и на компанию надеялась. Когда надежда умерла Крупской, купила электронный билет. Удобно все-таки, хотя и не так красиво: на память осталась распечатка с оторванным низом, где некогда был штрих код.
Тянула не только с покупкой, но распечатать сподобилась в шесть вечера в день концерта. И далеко не сразу получилось, что заставило понервничать: куда бежать в пятницу в шесть вечера? Но, слава Богу, у нас два компа, и второй сработал. До сих пор не понимаю, в чем загвоздка, раньше все печаталось без проблем.
Приехала на троллейбусе, спокойно и чинно. Редко у меня так получается – обычно лечу на всех парусах, рассчитывая время до секунды, а в итоге расчеты изобилуют гуманитарными погрешностями. Билет у меня самый дешевый – за 600 рублей. Для такого музыканта, как Никольский — считай даром. Поскольку не вижу все равно ни фига, хоть в первом ряду, хоть в тридцатом, хоть на балконе, хоть в партере, решила не переплачивать. Жаль, забыла фотик – ни столько потому, что на память не осталось размазанных сумрачных картинок, сколько потому, что оптика позволила бы хоть что-то разглядеть.
Гитару и микрофонную стойку на сцене я узрела – значит, акустика. Что ж, понятно, почему так дешево. Меня это не расстроило, хотя я не любитель песен под гитару и помнится, когда сто лет назад с акустикой приехал «Крематорий», я откровенно засыпала. Молодая была, хотелось порезвиться. Тогда даже мысль о том, что весь концерт можно просидеть на попе, казалась невыносимой. А теперь – почему бы и нет? Да и что там весь концерт… час пятьдесят. Я уж думала, домой поеду на такси, как королева, а добралась и на маршрутках, расплачиваясь за экономию отмороженными конечностями.
Никольский приехал с сыном, Юрием. Судя по голосу совсем молодой парнишка, но звучали они складно. Юра выбегал далеко не к каждой песне, и одну спел самостоятельно – весьма достойно.
— Помогает отцу в его нелегком труде, — сказал Константин, — а труд свой я начал аж в 1974м году.
Человеком оказался душевным и общительным, что меня совсем не удивило. Можно сказать, потому и шла – я не фанат Никольского, да и среди русского рока в целом у меня мало фаворитов. Первые песни я сидела и думала: вот что я тут делаю? Жду катарсиса? Надеюсь над чем-то пореветь или хотя бы погрустить? Узнать себя в каких-то строчках или пожалеть? Пожалуй, нет – песни Никольского я всегда воспринимала как поэзию, но скорее светлую, чем слёзовыжимательную, хотя одно другому не мешает и одно другое не исключает.
В акустике и с хорошей аппаратурой слышно каждое слово. Нового для меня было мало, что с одной стороны ожидаемо (ведь знаю, что Никольский новых песен писать не любит – у него и старые хорошие), но и удивительно. Возомнишь себя прямо-таки знатоком творчества! Не знала, что не всегда он был автором стихов – поэты Анри де Ренье и Фернандо Пессоа мне не ведомы. Пару песен с альбома «Я бреду по бездорожью» сыграл, как раз на стихи Пессоа. На «От любви к любви» забыл слова, но кто-то из зала помог. Звучало весело – хороший урок тем, кто боится ошибок и как их можно обыграть:

Кто-то, может, я не знаю,
Смысл иной во всем постиг…
Трыты-тыры-тыры-пыры…

И тишина. Обреченный удар по струнам и дружный смех, в том числе самого артиста:
— Ну бывает!
Когда кто-то из зала стал требовать любимых песен (по-моему «Сюртук», он же «Музыкант»), Никольский сказал, что у нас не корпоративный концерт, а настоящий.
— Это на корпоративных концертах три раза «Сюртук», два раза «Ветерок» и свободен, а сейчас пусть артист себя покажет. «Сюртук» обязательно будет, но попозже.


Как-то довелось ему играть на корпоративном концерте после «Би-2» — об этом была долгая и смешная история, но поскольку творчество этой команды меня давно оставляет равнодушной, юмора не поняла. Проехался по ним артист еще когда сказал, что его альбом – новый, аж 2007го года, был записан в подвале на Таганке, как положено.
— Необязательно в Австралию ехать, чтоб хорошие песни записать…
Альбом без клавиш и без людей, которые, по их мнению, умеют играть на клавишных инструментах. Весь такой гитарный, так что если интересуетесь гитарой, послушайте, будет полезно.
Оказалось, Никольский – классный гитарист и я услышала вовсе не «треньканье у костра», а шикарные партии с переборами и соляками. Жаль, что публика этого то ли не оценила, то ли немного не рассчитывала: поняв, что текст кончился, приступала к аплодисментам. А текст вовсе не всегда заканчивался, если наступал шикарный соляк. Учился Константин игре на гитаре с одиннадцати лет в каком-то ДК, у какого-то учителя – и фамилию назвал, и собственно ДК.
— Еще тетки приходили с начесами и длинными ногтями – там ногти нужны.
Также прозвучал по моим подсчетам один инструментал, который артист назвал «картинками».
— Просто дома наигрываю что-то во время тренировки, а потом предлагаю вниманию почтенной публики, пользуясь ее бесконечной добротой.
Но, как я уже сказала, публика ценила в основном поэзию, поэтому, возможно, Никольский свернул «картинку» раньше, чем планировал. Настроение аудитории он улавливал чутко и профессионально.
Конечно, прозвучали всем известные и многими любимые «Ночная птица», «Взгляд назад», «Я сам из тех», «Птицы белые мои», «Зеркало мира», «Я бреду по бездорожью», «Моя любовь, «Мой друг художник и поэт», «Мне только снится жизнь моя», «Голос», «В моей душе осадок зла», «Растаяла дымка сквозная».
Не готовилась я предварительно к мероприятию, как бывало. Акустический концерт Никольского и Романова кто-то дарил моей сестре и, по-моему, я его так и не осилила. Кассета «Я бреду по бездорожью» уплыла к Танюхе, едва оказавшись у меня, да и было мне в ту пору лет пятнадцать. А тут человек сыграл песню, которую написал в 1969 (названия, увы, не помню), и столько в ней мудрости и грусти!

— Да, юность была печальная, — сказал Константин.
Зато зрелость ироничная. Это обнадеживает!
Биса не последовало. И зрители как-то легко с этим согласились: свет дали, все встали и пошли. Я сам из тех, хотя было ощущение, что мало. Я бы еще послушала.
— Мы зачем приехали-то? – отбивался Никольский от очередного «корпоративного» запроса. – За радостью встречи с вами!
Собственно затем и я пришла. И не ошиблась.

 

фото найдены на просторах Яндекса

Related posts:

Архивы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://borodulinakira.ru © 2017 Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных.