Kira Borodulina

Сайт автора

Логика \ Хаос \ Логика

Музыка:
Kreator \ Entry
Dark Tranqullity \ There In
«Белая гвардия» \ «Питер» (минус)

Аня спешила домой с вокзала. Как все-таки здорово удрать из командировки на день раньше! Решила сделать мужу сюрприз.
Дима был дома, но не один. Еще в прихожей Аня заметила пару туфель на высоких каблуках. Валяются как попало — видимо, владелица очень торопилась выпрыгнуть из них. Как и избавиться от одежды. Нарядное платье, сумочка, чулки, лифчик – Аня шла по следу, как гениальный сыщик. Какое-то время послушала полагающиеся процессу звуки и ушла. Неужто она устроит сцену? Набьет лицо соблазнительнице и покроет мужа нецензурной бранью?
Аня зашла в кофейню и заказала зеленого чая. Села и окна и стала листать список контактов в телефоне. Обсудить поведение мужа с подругами или сестрой? Нет, хочется побыть одной. Решено: из гостиницы в гостиницу.
Оказавшись в одноместном номере со спартанской обстановкой, Аня истерично расхохоталась. Ну и дела! Если бы не природное остроумие, наверное, распустила бы сопли пузырями. Дело-то серьезное – предательство, адюльтер. Интересно, что бы муж сказал в свое оправдание? Аня шлепнулась на кровать и уставилась в белый потолок. Слез по-прежнему не было. Опустошение, ветер перемен на месте человека. Надо бы поесть, — лениво подумала она, взглянув в окно. Просто заставить себя – это порой помогает жить.
А что остается?
Сделать вид, что ничего не было, вернуться завтра, поцеловать мужа? Другая баба, подумаешь! С кем не бывает? Глядишь, у него проснется чувство вины, он начнет маскировать его придирками к жене. Она будет пытаться поговорить по душам, вывести на чистую воду, строить из себя мудрую женушку, готовую все простить, перепутав любовь с терпимостью. В конце концов, он сам подаст на развод. Известная история.
Ужинать пошла в ресторан, не переодевшись и не приняв душ с дороги. Все невыносимо, особенно манеры, официоз, мысли о других и об их комфорте. И так слишком много об этом думала, а итог? О нее вытирают ноги все, кому не лень.
Конечно, не спалось. Почти до рассвета она обрабатывала фотки – хоть с пользой время проведет. С работой повезло: есть заказ – есть работа, нет – кури бамбук.
Проснулась в час дня разбитая. Набрала домашний номер – ответа нет. Собравшись и выпив кофе, Аня поехала домой. Крадучись, как воришка, открыла дверь, прислушалась. Тихо. Только енот цокает по ламинату. Аня всегда ровно дышала к зверюшкам, а Дима прикипал к ним больше, чем к людям. Они не предавали, не подводили. Поучился бы у них завидным качествам!
Казалось, только недавно она распаковывала вещи. Только недавно привыкла к мысли, что этот дом теперь – ее, и она может куда угодно двигать шкафы и требовать от мужа ремонта. Но творческая личность не тем живет. Радовался ли он? Видать, мужские мозги созданы для выноса…
Аня кое-как покидала вещи в сумки, заказала такси и стала ждать на улице. Сил не было ходить по дому, рассматривая каждый уголок и терзаясь воспоминаниями. Вещи отвезет в квартиру сестры – поставит на балкон, та и не заметит. Родителей жалко. Намучились с дочерями. Не бойтесь умных женщин – любовь отшибает им мозги.
Аня купила новую симку. Старую выкинула, понимая, что поступает по-детски. У всех по сто номеров, а она с института на одном. Ретроград. Ни планшета у нее, ни айфона. Пишет на чужом ноуте, фоткает чужим фотоаппаратом. Живет в чужом доме, вышла за чужого мужа.
Как, собственно, они поженились? Она влюбилась до умопомрачения, а он устал быть один. Подвернулась Аня – всем хороша и готова за ним хоть на край света. Уже третье свидание закончилось постелью. Аня была в шоке от себя и не отвечала на звонки и сообщения. Дима не знал ее адреса. Но она забеременела и, превозмогая отвращение к себе, позвонила ему. Он, казалось, обрадовался. Давай жениться. Только улажу кое-какие дела. Оказывается, с прошлой женой развестись не успел, вот какие дела. Да и ребенка Господь не дал – неудивительно, грех-то великий, если понимаешь. Можно было расстаться друзьями, но… вроде поженились, чего болтаться-то? Он рядом, как мечтала.
Собирая рюкзак, Аня все-таки расплакалась. Что ж он сделал с ее жизнью! Все разрушил, и скажи, что не ожидала! На вокзал поехала в маршрутке. Взяла билет до Питера и в ожидании поезда чего-то перекусила в столовке. Всю дорогу гоняла песни в плеере, не в силах дослушать ни одной до конца. А потом легла спать и, к собственному удивлению, заснула.
Лишь на вокзале Аня набрала мамин номер.
— Мамуль, я в Питере. Не волнуйся и Диме не говори.
— Он звонил вчера. Что у вас случилось?
— Он знает. Со мной все в порядке, не беспокойся.
Мама не нашлась с ответом, и Аня отключилась.
Все-таки перенервничала она, даже стошнило по приезде. Волновалась Аня редко, но метко. Теряла аппетит и сон, сильно худела. В прошлом году как раз, когда начала общаться с Димой, отощала и очень себе понравилась.
Мама звонила еще, сказала, что Дима извелся, приезжал к ним. Часа два стоял во дворе, пока мама не сжалилась.
— Я ему сказала, что ты уехала. Папа вышел с ним в коридор…
— Хоть без мордобоя?
— Ну конечно! Просто спросил, что у вас случилось, точно ли ему не в чем себя винить. Ты ведь не истеричка, таких фортелей никогда не выкидывала. Должна быть причина.
— Проверь, есть.
Страсть уже не кружила голову, и порой Аня задавалась вопросом: чем Дима ее пленил? Она знала, все «найденное» – лишь плод ее фантазии. Реальный человек имеет с этим мало общего. Ее раздражало, как по утрам и вечерам он харкает и сморкается, тревожило, что почти каждый вечер пьет пиво, напрягала его гиперобщительность и многословие. Но хорошо было вместе молчать. Смотреть фильмы и заказывать на дом суши. Мотаться по городу и за его пределами. Казалось, любой уголок страны и даже ближнего зарубежья – не проблема. Дима легкий на подъем. И она заразилась этим.
Да, он не тот, которого придумала себе, но ведь полюбила и реального. И неприятно было бы слушать, как мама поливает его грязью. Он никогда ей не нравился. И папе тоже. Умница-дочка оказалась такой же дурой, как все бабы.
— Что он сказал отцу?
— Сказал, что не представляет. Ждал тебя вчера, чуть ли ни красную дорожку расстелил.
— А я позавчера приехала. Тогда еще не ждал.
В трубке вздохнули.
Сейчас начнет, — мелькнуло в голове. А то не знала, с каким кобелем связалась? Сама виновата, терпи.
Питер, Питер. Мог быть хоть Мочегонск. Самочувствие такое вялое и сонное, что никуда не хочется. Весь вечер то пыталась читать, но не осиливала больше двух страниц, то хотела увлечься фильмом, но только щелкала пультом. Даже понять не могла, о чем думает. Так чувствовала себя после того рокового свидания, пока не обнаружились его результаты. А потом еще хуже – когда узнала, что стала причиной развода Димы. Пусть жена от него сбежала, Аня ведь ее правды не слышала. Димку жалела. Как ему не везет, бедняжке. Я тебя спасу и вылечу, отогрею любовью, будет у нас большая дружная семья!
Заснула, так и не поужинав, а утром опять стошнило. Страшная мысль ударила в голову. Господи, неужели ОПЯТЬ?! Кое-как собравшись, вышла в аптеку и купила тест на беременность. Результат положительный. Аня глухо застонала. Последующие полчаса не могла успокоиться. Плакала и смеялась, бросалась на кровать и на стены, хваталась за телефон, но тут же отшвыривала его в сторону.
Что же делать? Вернуться? Остаться одной, искалечить три жизни разом? Где же этот пресловутый материнский инстинкт? Где безусловная любовь к маленькому существу, которое не виновато ни в папином распутстве, ни в маминой глупости? Новая жизнь… поначалу словно прислушиваешься к себе, каждого шага опасаешься, каждого неосторожного движения. Будто носишь в себе мину замедленного действия. Будущее. Одиночества уже не ощущаешь. Теперь не я, а мы. Жизнь стала вдвое дороже.
Утром ее разбудил звонок. Аня не сразу поняла, что звонит телефон в номере.
— Анна Витальевна, вас в холле настойчиво спрашивает какой-то человек… — голоса на заднем плане, — говорит, муж. Вы спуститесь или впустить его к вам?
Какой еще муж? Он в шестистах километрах отсюда.
— Спущусь.
Так, джинсы, футболка. Мутит, стоило с кровати встать. Дверь, коридор, ступеньки.
Действительно муж. Пока еще. После ошарашенных приветствий:
— Анютик, ты неважно выглядишь!
Она рассмеялась:
— Ты проделал такой путь, чтобы сообщить мне о плачевности моего облика?
Люди за стойкой притихли.
— Я знаю, что ты подумала.
— И была неправа? – усмехнулась Аня.
Он кивнул и улыбнулся.
— Дим, я не только подумала, но и видела!
— Что же ты видела?
Она развела руками, бросила взгляд на собравшихся у стойки и буркнула:
— Пойдем.
По дороге в номер Дима рассказывал, как выпытал у Аниной мамы неизвестные ему детали. Узнав о досрочном приезде жены, сразу все понял.
— Меня ты никак не могла увидеть, потому что там был Пашка.
Аня припомнила, что отслеживала траекторию соблазна по шмоткам дамы, а мужских вещей не видела вообще. Пашка на голову выше Димы и как минимум вдвое шире. Его парашюты многое прояснили бы.
— Он попросил предоставить плацдарм. Ну, я на работе, ты в отъезде, так что, думаю, пусть резвятся. Я ему позвонил, допытывался, но они тебя не заметили.
— Охотно верю.
— А машину его ты не отличила от моей?
— Не обратила внимания, — все знают, какой наблюдательный она фотограф.
Аня открыла дверь номера и впустила мужа первым. Постель наполовину застлана, вещи нераспакованы, остатки скудного перекуса на письменном столе. Едва взглянув на это безобразие, Аня почувствовала приступ тошноты. Вернулась из туалета вся зеленая и села на кровать.
— Классно, лапуль! И ты от меня уходить собралась?!
— Да уж собралась, но задумалась…
— Иногда ты бываешь права.
Она хмыкнула и помотала головой. На иронию и споры не было сил.
— Поедем домой или останемся еще на денек? – осведомился муж.
— Решай сам. Мне уже все равно.
Вместо ответа он улегся на застланную половину кровати, закинув руки за голову.
— Можно устроить себе праздник по такому случаю. Покатаемся по рекам и каналам… только сначала посплю, а то всю ночь крутил баранку…

Related posts:

Архивы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

http://borodulinakira.ru © 2017 Оставляя комментарий на сайте или используя форму обратной связи, вы соглашаетесь с правилами обработки персональных данных.